Judges

Professional JournalistsBeginner JournalistsAll articles Professional Journalists

16 Nov

Yuri Manvelyan (Armenia)
Epress.am, 21.10.2015

А что, в Белоруссии были выборы?

Президентские выборы в Белоруссии отразились в армянских медиа лишь цифрами разгромной победы Александра Лукашенко. Членство в Евразийском союзе не добавило взаимного интереса обществ двух стран. Зачастую, Белоруссия, Казахстан и Киргизия – это по-прежнему то, что нам расскажет российское ТВ.
“А что, в Белоруссии были выборы?”, “Там все нормально, не то, что у нас”, “Народ любит Лукашенко”, «Батька не разрешает воровать», «Он и на Россию огрызается», «Сюда бы такого»,… Так реагировали люди на мои попытки заговорить о выборах в Белоруссии на улицах Еревана, в транспорте, спортзале, со знакомыми.
Атмосфера страха, централизация власти, массовые репрессии в отношении инакомыслящих, отсутствие независимых телеканалов, судебный и милицейский беспредел, тотальный контроль экономики, советская инерция, российское влияние – оказывается общих тем между республиками, которые Россия в очередной раз сплотила, меньше не стало. О ситуации в Белоруссии корреспондент Epress.am побеседовал по Skype c редактором сайта «Хартия 97» Натальей Радиной и корреспондентом польской «Газета Выборча» Анджеем Почобутом:

Andrzej_Poczobut1

явка

Анджей Почобут: – В Белоруссии голосование длится пять дней. Это один из трюков, которые позволяют показывать такие результаты. Избирательные участки открываются во вторник, и до субботы всех, на кого можно надавить, гонят на досрочное голосование. По этому показателю также побит рекорд – 36 процентов.

Досрочно голосуют студенты, которые живут в общежитиях, сотрудники всех силовых структур, врачи, работники госпредприятий. За ними следят, работает целая система, отслеживаются голоса, информация передается в отделы идеологии. Последние занимаются воспитанием населения. Там, где на человека можно надавить, там его погонят на досрочное голосование. Доля досрочного голосования велика еще и потому, что ночью рядом с урной остается только сотрудник милиции. Урна для досрочного голосования одна, а в день голосования – другая, и на участках, где удается вести раздельный подсчет, оказывается, что досрочно – это 99,9 процентов за Лукашенко.

Как-то на пресс-конференции для украинских журналистов Лукашенко признался, что выборы в Белоруссии фальсифицируют, но в другую сторону. Он якобы получает больше голосов, а потом цифры занижаются, чтобы Европейский союз и Запад были довольны. На этот раз они, видимо, решили не откручивать назад, как говорил Лукашенко. Серьезно воспринимать такой результат нельзя, поскольку Беларусь, несмотря на все свои особенности, это европейская страна, и в обществе нет единомыслия, которое демонстрируют эти выборы. Они прошли по традиционной белорусской схеме, но Лукашенко почему-то было важно нарисовать вот такой сногшибательный результат. Чем тяжелее экономическая ситуация, тем ему важнее демонстрировать поддержку общества.

Radina1

Наталья Радина: – Есть еще способ фальсификации выборов – это искусственное занижение явки, когда исчезают сотни тысяч избирателей. Только в одном районе Минска исчезли 250 тысяч. Естественно, когда занижается количество избирателей, процент явки становится выше. Еще один способ фальсификации – это голосование на дому. Власти рапортовали о тысячах таких случаев. Когда наблюдатели пытались вместе с членами избирательных комиссий идти по домам, выяснялось, что так голосовали единицы. Можно констатировать, что Лукашенко вновь сфальсифицировал выборы, и называемые цифры – это ложь в геббельсовском стиле.

подтанцовка Лукашенко

Наталья Радина: – Принципиальное отличие этих выборов от предыдущих в том, что нынешние были полностью бойкотированы демократической оппозицией. Выборы 2010 года закончились жестоким и кровавым разгоном массовой акции протеста против фальсификации итогов голосования и арестом почти всех независимых кандидатов, членов их штабов, писателей, поэтов, журналистов. Тогда были задержаны и арестованы порядка тысячи человек. На этот раз оппозиция бойкотировала этот фарс, заявив, что не намерена своим участием легитимизировать процесс. Из-за этого для Лукашенко не без помощи спецслужб были найдены и подобраны три человека для подтанцовки – три фрика, которые все эти месяцы играли роль его соперников. Это было очевидно, поскольку мы видели, что они не критикуют власть по серьезным вопросам. Это были зазывали. Они должны были сделать так, чтобы люди шли на голосование, чтобы на Западе создалась картинка, что в Белоруссии якобы существуют какие-то выборы.

Анджей Почобут: – На этот раз зарегистрированный оппозиционный кандидат был очень умеренный. Впервые женщина выставила свою кандидатуру на высший пост в государстве. Молодая, без большого политического опыта и в то же время такая динамичная. Среди оппозиции было мнение, что это проект властей по созданию “конструктивной оппозиции”, которую пустят в государственную систему и удовлетворят спрос Запада на какие-то перемены, что поможет Лукашенко получить необходимую в условиях кризиса поддержку.

Кандидат этот присутствовала в СМИ. Это конечно нельзя сравнить с присуствием Лукашенко, которого крутили с утра до вечера – все его заседания, все его действия освещаются максимально. Вот, например, белорусская писательница получила Нобелевскую премию. Во всем мире об этом много писали, а в Белоруссии это шло как маленькая информация. В этот день главной новостью на ТВ было то, что Лукашенко наградил деятелей культуры. Это показывает то, как государственные СМИ видят мир. Вот есть Лукашенко, и через призму Лукашенко показывается весь мир. 

Это, конечно, касается и избирательной кампании. Обычно оппозиционных кандидатов поливали грязью, было жесткое противостояние между государственными медиа и оппозиционным кандидатом. На этот раз такого не было - оппозиционный кандидат освещался нейтрально либо в позитивном ключе.

Запад наступает на те же грабли

Наталья Радина: – Запад Лукашенко необходим, потому что ему катастрофически не хватает денег. Россия, которая сейчас ведет войну в Украине и Сирии, не в состоянии содержать своих сателлитов. Более 20 лет белорусский режим держался  благодаря российским деньгам. Страна получала дешевые нефть и газ, перерабатывала и продавала на Запад нефтепродукты. Это позволяло Лукашенко не реформировать экономику. Сегодня положение катастрофическое, и, чтобы хоть как-то стабилизировать ситуацию, Лукашенко нужны кредиты на Западе.

Там, конечно, никто не верит, что в Белоруссии прошли настоящие выборы. ОБСЕ, например, заявила, что их нельзя назвать честными. Другое дело, что в ситуации, когда идет война в Украине, Евросоюзу чрезвычайно нужна стабильность в других странах. Поэтому совершается очередная ошибка, когда ради стабильности европейцы готовы жать руки диктаторам и поддерживать с ними отношения. Подобное происходило и в 2008 году: тогда Россия напала на Грузию, и Лукашенко специльно для Запада не признал независимость Абхазии и Южной Осетии. По большому счету, это не сыграло никакой роли, ничем особо не помогло Грузии, но, тем не менее, с Лукашенко после этого были сняты санкции Евросоюза, и он получил кредит МВФ. Мы знаем чем это закончилось – кровавыми событиями 2010 года.

То же самое будет происходить сейчас, если с Лукашенко снова будут снимать санкции и выдавать кредиты. Это опять закончится катастрофой и трагедией в Белоруссии. Деньги, которые выдавал Запад, не шли на реформы. Они шли на военные учения с Россией, на содержание КГБ и самой большой полиции в мире. Напомню, что в стране сегодня только сотрудников правоохранительных органов в семь раз больше, чем было в Советском Союзе.

страхи

Анджей Почобут: – До событий в Украине мы могли говорить, что треть населения за Лукашенко, процентов 25 поддерживают оппозицию, остальная часть общества по разным вопросам присоединяется то к одной стороне, то к другой. Так выглядело общество до украинских событий. То, что случилось на Украине, стало большой травмой для белорусов -это очень близко, сильные связи, похожая история, очень близкие государства. Эта война, российская пропаганда нанесли определенную травму белорусскому обществу. И сейчас упомянутый баланс сместился немного в сторону Лукашенко, поскольку существуют опасения, что если не поддержим, будет, как на Украине. Для Лукашенко это было хорошее время для президентских выборов. Вместе с тем, говорить, что у него поддержка объявленного уровня, мы не можем, учитывая, что он вот уже 21 год управляет страной.

Наталья Радина: – Страна еще не отошла от репрессий, которым она подверглась 5 лет назад. Тогда действительно произошла тотальная зачистка, очень много людей прошли через тюрьмы, присутствует страх перед выходом на площадь. КГБ тогда взял под контроль почти всех внутри страны, многие вынуждены были бежать. Если ты хочешь писать правду и не сидеть в тюрьме, то сегодня это невозможно.

Конечно, свою роль сыграли и события в Украине и то, как их подавала российская и белорусская пропаганда. Проблема в том, что сегодня в Белоруссии беспрепятственно транслируется российское ТВ, в стране независимых телеканалов нет. Белорусская пропаганда – это повторение той же российской. По данным соцопросов, например, до 60 процентов белорусов одобряют действия России в Украине. Тут важно понимать роль независимых медиа, которые вещают из зарубежа, как «Хартия». Поскольку, если этот показатель перевалит за 70-80 процентов, мы можем вообще забыть о независимости Белорусии.

При этом в Минске растут антироссийские натроения, у людей открываются глаза, и абсолютно лживая российская пропаганда дает обратный эффект. Жрать эту ложь долго невозможно, постепенно понимаешь, что что-то здесь не так.

Анджей Почобут: – В Белоруссии по-прежнему государство контролирует более 80 процентов экономики, и это позволяет ему иметь огромное влияние на общество. Если человек поругался с властями, стал против них выступать, то его можно выгнать с работы, и его больше никуда не возьмут. Перед ним закроются государственные предприятия, а частные настолько зависимы от власти, что они просто не возьмут такого человека. Примеры оппозиционеров, которые не могут найти работу, на самом деле сильнее влияют на общество, чем, например, аресты и посадки. Человек видит, что он и его семья могут остаться без средств к существованию. Так Лукашенко, контролируя экономику, держит общество. 

Полемика об экономике идет и внутри руководства страны. Есть в окружении Лукашенко люди, которые выступают за еще большее закручивание гаек в экономике, делают ставку на трудовые армии, стремятся с помощью ОМОНА решать экономические проблемы. Но ответа на вопрос, как будет развиваться экономика, мы не получили ни до выборов, ни после. Сам он заявил, что готов к радикальным реформам, при этом отметил, что общество к ним не готово. Это значит, что никаких реформ не будет, Беларусь и дальше будет все глубже погружаться в кризис.   

пророссийской оппозиции не бывает

Наталья Радина: – Оппозиция в Белорусии в большинстве своем проевропейская. В стране практически нет пророссийской оппозиции. Пророссийский в Белоруссии – это Лукашенко. Всем известно, что это марионетка Кремля и главная угроза независмости Белоруссии. Он поставил страну в положение, когда она в экономическом, политическом и военном плане так зависима от России. Это исключительно его вина, потому что он хотел сохранить свою власть любыми путями. А кроме российского руководства, которое заинтересовано в окружении себя верными сатрапами, он больше никому нужен не был.

Анджей Почобут: – Идеологический водораздел между властью и оппозицией – это оценка белорусской действительности и советского прошлого. Власти утверждают, что это самая лучшая страна, государство для народа, где гарантированы все права, соблюдены интересы граждан. Во внешней политике Лукашенко настроен на максимальное близкие отношения и военное сотрудничество с Россией. Советский Союз, по версии Лукашенко, был чудесной страной, которую развалили враги народа и Запад. По оценке оппозиции, это было тоталитарное государство, в котором белорусы не могли реализовать свои национальные интересы.

Серьезные противоречия есть в отношении к белорусскому языку. Лукашенко считает, что есть два великих языка – русский и английский, а на белорусском “ничего великого сказать нельзя”, как он однажды выразился. Русскому языку Лукашенко придал статус второго государственного, и фактически он в стране доминирует. Оппозиция стремится пробудить национальное самосознание, чтобы поддержать национальные традиции, язык. Есть целый ряд таких идеологических вопросов, которые разделяют общество.

как уйдет Лукашенко… тень Каддафи

Анджей Почобут: – Говорили, что уже в 2010-м он не станет выставлять свою кандидатуру и уйдет на подъеме. Эксперты предрекали, что после 2010 года начнется спад, будет только хуже и не найдется выхода из ситуации, которая сложилась в белорусской экономике. Тогда ожидали, что он уйдет и покажет своего наследника, но этого не случилось.


Государственные СМИ и официальные эксперты вообще не обсуждают вопрос ухода Лукашенко - это для них закрытая тема. Для независимых политологов и медиа вопрос “что будет после Лукашенко?” и “как он уйдет?” – это одна из самых обсуждаемых тем. Но однозначного ответа на этот вопрос нет. Думаю, сам Лукашенко не решил, как он уйдет. Он уже не представляет себя без власти. Бывает, что он публично говорит о том, что сейчас его все любят, а если что-то случится, то в него “все палками кидаться будут”. Особенно сильно он переживал, когда сбросили Каддафи. Это было для него очень тяжелое моральное потрясение, потому что он лично знал Каддафи, называл его своим другом. Для него это был болезненный удар, учитывая, что там и сыновья Каддафи погибли и так далее. Думаю, он пока сам не решил, куда и когда уйдет.

Но подобные лево-популистические режимы кончают одинаково – из-за экономики. В политике Александр Лукашенко всех победил: если что-то не так, отправляется ОМОН и спецназ, людей сажают в тюрьму. Силовые структуры работают хорошо. А вот в экономических вопросах куда отправлять спецназ, кого бить, что делать? Курс доллара все равно растет, а если начианют бить – растет быстрее. Лукашенко понял, что экономику из-под палки не сделаешь, надо искать какие-то выходы.

Наталья Радина: – Выборы в Беларуси не могут что-либо поменять. Вот уже 20 лет Лукашенко удерживает власть силовым путем и благодаря фальсификациям. Фарс, который произошел 11 октября это еще раз подтверждает. В стране буквально прошла операция по принуждению населения к участию в выборах. И люди в ответ будут ждать хотя бы улучшения социально-экономического положения. Но этого не будет, ситуация вызовет еще большее отторжение, раздражение и, в конце концов, протесты. Когда нет никакого способа удерживать власть, кроме силового, и нет денег на опричников, то они от него отвернутся достаточно быстро, и перемены в Белоруссии, я уверена, произойдут.

в одной лодке с Арменией

Анджей Почобут: – Из Армении надо посмотреть на белорусский опыт. У вас сейчас конституцию собираются менять, а Александр Григорьевич еще в 98 году ее поменял. Этот евразийский вектор стал союзом диктаторов, союзом элит, которые не заинтересованы в каких-либо переменах. Ее не интересует Запад, который означает смену элит, а союз с Россией, которая такая же брократическая группировка, это, как им кажется, возможность сохранить свою привилегированную позицию. Думаю, с точки зрения армянского руководства выбор евразийской интеграции - это выбор элиты, которая видит, что там нет перемен, союз, который позволяет очень долго сохранять свое привилегированное положение. Здесь мы в одной лодке.

4 года назад, 19 декабря 2010 года, в день президентских выборов, Наталья Радина была схвачена и брошена в тюрьму КГБ. После освобождения под подписку о невыезде бежала из страны, через пять месяцев появилась в Литве, где получила политическое убежище. Сейчас продолжает редактировать сайт «Хартии 97» из Вильнюса.

Анджей Почобут – автор книги “Система Беларусь”. Был многократно арестован и осужден за свои статьи о современной Беларуси и ее лидере. Живет в Гродно.

фото с charter97.org

Originally published: http://www.epress.am/ru/2015/10/21/%D0%B0-%D1%87%D1%82%D0%BE-%D0%B2-%D0%B1%D0%B5%D0%BB%D0%BE%D1%80%D1%83%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B8-%D0%B1%D1%8B%D0%BB%D0%B8-%D0%B2%D1%8B%D0%B1%D0%BE%D1%80%D1%8B.html#