Judges

Professional JournalistsBeginner JournalistsAll articles Professional Journalists

18 Jan

Olga Konsevych (Ukraine)
Eastbook.eu, 27.4.2015

Everything is under control: the Internet in Belarus

Не позднее 15 ноября 2015 года в Беларуси пройдут  президентские выборы. Власти уже сейчас «готовятся» и, похоже, их сильно волнует интернет. На Форуме персональной демократии (Personal Democracy Forum) в Варшаве у Eastbook.eu появилась возможность поговорить с экспертами и узнать, какой он – белорусский интернет, и с какими проблемами могут столкнуться гражданские активисты. Мы пообщались с экспертом по вопросам информационной безопасности Николаи Кванталиани (Школа цифровой безопасности DSS375) и координатором кампаний «Change.org» в Восточной Европе и Центральной Азии Дмитрием Савеловым.

Власти хотят контролировать интернет. Фото: wired.com

Власти хотят контролировать интернет. Фото: wired.com

— Недавно в Беларуси пытались ограничить доступ к прокси-серверам и анонимным сетям. Какая ситуация сейчас?

Н. Кванталиани: Власти приняли постановление «Об утверждении Положения о порядке ограничения доступа к информационным ресурсам (их составным частям), размещенным в глобальной компьютерной сети Интернет», которое позволит блокировать любые ресурсы в интернете при определенных условиях(содержащим информационные сообщения и (или) материалы, направленные на незаконный оборот наркотиков, иную информацию, запрещенную или ограниченную к распространению в соответствии с законодательными актами Республики Беларусь, а также вступившими в законную силу решениями суда).

Также в Беларуси установлен СОРМ — (комплекс технических средств и мер, предназначенных для проведения оперативно-розыскных мероприятий в сетях телефонной, подвижной и беспроводной связи и радиосвязи). Который позволяет блокировать сайты по DPI (Deep Packet Inspection).

Что это значит? Ты можешь отключить из белорусского интернета видео на YouTube или страницу на сайте. Она просто не будет доступна пользователей. Они (власти – авт.) это тестировали, подогнали законодательство и теперь могут отключить официально любой ресурс. В России то же самое.

— На каком этапе сейчас разработка ограничений?

Н. Кванталиани: Они протестировали, загнали все в списки. И, я знаю, что, например, сайт «Хартия’97», их блокируют динамически по IP-адресам. Это означает – блокируют IP твоего сайта, ты меняешь айпишник. Такая игра в кошки-мышки, потому что ты расширяешь свой список IP-адресов. Это более дорогостоящая штука, с точки зрения защиты.

— Как устроен рынок интернета в Беларуси? Есть же только один провайдер?

Н. Кванталиани: «Белтелеком» — единый национальный провайдер, через которого идет весь интернет. Плюс у нас 5% интернета принадлежит другим провайдерам. Там небольшой сегмент. Но законодательство устроено таким образом, что следящее устройство устанавливает у себя провайдер самостоятельно и по запросу предоставляет данные. Объем трафика частных провайдеров – это фактически погрешность – им пользуются единицы. И там есть ограничение.

Д. Савелов: Весь рынок – это один провайдер, поэтому так легко контролировать.

— Насколько доступен интернет для жителей страны?

Н. Кванталиани: Сейчас он стал более доступным, появился 3G-интернет. Нужно смотреть статистику, каким доступом пользуются люди, лимитированным или же не лимитируемым. У нас еще есть цензура на уровне госучреждений. Не все сайты доступны – такой внутренний firewall. В принципе, до прошлого года, мы с такой цензурой не встречались. Была блокировка «Хартии’97», «Белорусского партизана» во время выборов. Но блокировалось до 20 сайтов.

— Как обстоит ситуация с Wi-Fi? Доступен ли интернет в общественных местах?

Н. Кванталиани: У нас доступ в интернет только с паспортом. Технически проходит идентификация. К примеру, если это Wi-Fi «Белтелекома», то ты отсылаешь sms и получаешь подписку на какое-то время. Либо покупаешь карточку, но ее можно купить только с паспортом. Данные вносятся в специальную базу. Есть несколько точек и кафе, но они все равно должны хранить информацию. У меня вот был недавно случай. Заходишь в интернет-клуб и там надпись: «Дорогие друзья, пожалуйста, не совершайте незаконных действий, потому что мы каждый день передаем данные в КГБ». По-честному все.

Д. Савелов: Когда-то давно мы проводили проект, договаривались с одним интернет-кафе, но все регистрируется и отслеживается и владельцы решили, что лучше не надо.

— При блокировании сайта, например, когда такое случилось с Change.org, присылает ли Мининформации или другие ведомства, информацию о том, какие конкретные нарушения вызвали такую реакцию?

Д. Савелов: Когда был заблокирован Change.org, то наша техническая команда отправила запросы, и нам было сказано, что это технические неполадки.

Н. Кванталиани: Официально только ввели так называемые «черные списки». Из смешного – у нас часть трафика идет через РФ, и были случаи, когда сайты были заблокированы согласно российскому законодательству.

Дмитрий Савелов. Фото: Eastbook.eu

Дмитрий Савелов. Фото: Eastbook.eu

— И как? Получается, вы должны отправлять запрос с просьбой о разъяснении в другое государство?

Д. Савелов: Роскомнадзор имеет право. В законодательстве много моментов, которые позволяют и другим структурам блокировать без суда и следствия. Она может быть временная, но Роскомнадзор хотя бы рассылает, какие-то уведомления.

— Неужели власти не понимают, что запретами, наоборот популяризируют подобные инициативы?

Н. Кванталиани: Недавно в России было проведено исследование. Если сайт блокируется, то количество посещений существенно падает.

— Но в информационном поле повышается внимание?

Д. Савелов: На какое-то время, но если человек не имеет доступа к сайту, в итоге падает активность

Н. Кванталиани: Пользователю главное – пришел, почитал, посмотрел, подписался, прокомментировал, не прокомментировал. Если это новостной сайт. Если тебе нужны условные «танцы с бубном», чтобы прийти на сайт, ты этого не делаешь. Ищешь другие источники информации.

Д. Савелов: Ну, или находишь другой вариант – как обойти блокировку.

— Можно же через специальные браузеры, Tor  (система прокси-серверов, позволяющая устанавливать анонимное сетевое соединение  — авт.).

Н. Кванталиани: Да. Opera Mini можно использовать, режим Turbo…

Д. Савелов: Просто, я помню, когда была ситуация с Change.org, мы даже не знали, что нас заблокировали, пока местные сайты не стали об этом рассказывать. При том не просто рассказывать о случае, но и о том, как обойти блокировку. Мне показалось, что тогда это был идеальный ответ гражданского общества.

— Возвращаясь к деятельности Change.org, что можно изменить с помощью петиций? Ведь не каждый подписавший готов к активным действиям.

Д. Савелов: Можно многое изменить. Акции – это один из вариантов. Есть много способов, как организовывать людей, как направлять их энергию, помочь решить проблему онлайн. Не знаю, направить массовое сообщение через интернет-приемные, позвонить в администрацию города, распространить информацию, встречаться с журналистами, людьми, которые имеют сильный голос – публичные люди, художники, музыканты. Есть много способов, которыми можно добиться результата даже не выходя из дому. Это используется в основном. Из тех кампаний, которые мы консультировали, до физических пикетов доходит редко, в основном это онлайн-акции. В Беларуси до акций на улицах дело не доходит, несмотря на это победы были.

Н. Кванталиани: Но выход на улицы не всегда приводит к позитивному решению проблемы.

Д. Савелов: Активизм становится гораздо проще — не требует от тебя больших усилий. Например, подписать петицию и рассказать о ней своим друзьям – довольно простое дело. Главное, что технологии позволяют делать все эффективно и быстро.

Originally published: http://www.eastbook.eu/ru/blog/2015/04/27/vse-pod-kontrolem-internrt-v-belarusi/